2000  Монументы
Памятный знак «Крепость Ниеншанц»
Подробнее
 
1300
 
1301
 
1500
 
1610–1611
 
1632
 
1656
 
1702–1705
 
1717
 
1992–2000
 
2001–2003

Этот гранитный памятный знак выполнен в виде одного из бастионов шведской крепости Ниеншанц. В него вписана крепость в миниатюре – в форме звезды, с пятью бастионами и двумя воротными равелинами. В ее центре растет дуб, который напоминает о своем предшественнике, посаженном на территории Ниеншанца, по преданию, самим Петром I. На двух передних сторонах бастиона (их называют фасами), которые обращены к Неве, установлено шесть чугунных орудий. Считается, что как минимум два из них действительно могли защищать крепость Ниеншанц. А в год 200-летия Санкт-Петербурга, по всей вероятности, именно эти пушечные стволы были вертикально вкопаны вокруг петровского дуба и составили основу его ограды.

На камне под нынешним дубом высечен план крепости и города Ниен (с экспликацией), а также дана краткая историческая справка.

Создание памятного знака «Крепость Ниеншанц» предваряло празднование 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга. За основу была взята историко-археологическая концепция, которую выработал Петр Егорович Сорокин, авторитетный ученый и настоящий ветеран раскопок на Охтинском мысу. Археологическим изучением территории, прилегающей к устью Охты, он занимается с начала 1990-х годов. Архитектурную часть проекта разработал Владимир Александрович Реппо, больше десяти лет руководивший 4-й архитектурно-планировочной мастерской ЛенНИИпроекта. В ней, в частности, проектировалась застройка кварталов Охты, Полюстрова, Ржевки-Пороховых.

Памятный знак не появился бы без финансовой поддержки из Швеции, в том числе от газеты «Дагенс Индустри» (Dagens Industri). Он был установлен недалеко от Большеохтинского моста, там, где в прошлом располагался один из бастионов крепости Ниеншанц.

Интересные факты
История места
1300
На мысу при впадении Охты в Неву шведы заложили крепость Ландскрона. В этом же году русские попытались захватить ее.
1301
Русские войска взяли Ландскрону штурмом и разрушили.
1500
Этим годом датировано первое описание русских поселений в устье Охты. В XVI веке здесь формировался центр международной торговли, который получил название «Невское устье» («Невский городок»).
1610–1611
Шведские войска вновь стали занимать города на северо-западе России. Весной 1611 года на Охтинском мысу шведы заложили земляную крепость Нюенсканс, более известную как Ниеншанц.
1632
Этот год считается датой основания шведского города Нюен (Ниен). Он находился на правом берегу Охты, напротив крепости.
1656
Летом русские войска захватили Ниеншанц и сожгли Ниен, но вскоре были вынуждены оставить крепость. В начале осени Ниеншанц опять стал шведским.
1702–1705
Осенью 1702 года, при появлении слухов о приближении русских к Ниену, шведы сожгли город. В начале мая 1703 года русские войска овладели Ниеншанцем
1717
На руинах Ниеншанца запланировали создать питомник для обеспечения петербургских садов и парков саженцами. Канецкий огород просуществовал до начала XIX века.
1992–2000
В 1992–1993 годах Санкт-Петербургская археологическая экспедиция во главе с Петром Егоровичем Сорокиным начала изучение территории в устье Охты. Были проведены разведочные раскопки
2001–2003
В мае 2001 года КГИОП включил в Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, объекты «Ниеншанц (Охта 1)» и «Центральная часть города Ниена (Охта 2)». В декабре этого же года они были объединены в охранную зону «Устье реки Охта»
Вся история
Связаны с этим местом
Петр I
1672 год
Основатель Санкт-Петербурга, первый император России и великий реформатор
Владимир Александрович Реппо
1951 год
Архитектор, соавтор памятного знака «Крепость Ниеншанц»
История памятника культуры
Памятный знак «Крепость Ниеншанц»

Памятный знак в виде бастиона с шестью старинными пушками, установленный на Охтинском мысу, отсылает к допетербургскому периоду в истории Приневья. Он вдребезги разбивает давний миф о возникшем на безлюдных болотах Санкт-Петербурге. Болот здесь, конечно, хватало, но и населенных пунктов, вопреки расхожему представлению, было в избытке. Один из них – шведский город Ниен, выросший при крепости Ниеншанц в XVII веке. Этот город был непосредственным предшественником Санкт-Петербурга. Но на Охтинском мысу были и более ранние поселения. В разные века люди жили на полоске суши при впадении Охты в Неву, поскольку это высокое место почти не страдало от катастрофических наводнений и находилось на пересечении важнейших торговых путей: водного и сухопутного. Впрочем, люди начали осваивать эту территорию еще в те времена, когда и Невы-то (в нынешнем ее виде) не было. В 2008 году на Охтинском мысу были обнаружены остатки стоянок эпохи неолита – раннего металла. Также найдены следы поселения раннего железного века.

В XIII веке здесь существовало укрепленное новгородское или ижорское поселение, которое исследователи называют мысовым городищем. В 1300 году шведы заложили на мысу крепость Ландскрона («Венец земли»). В том же году русские попытались захватить ее, но безуспешно. Уже в 1301-м русские войска, ведомые великим князем Владимирским и князем Новгородским Андреем III Александровичем, сыном Александра Невского, взяли Ландскрону штурмом. Деревянные постройки крепости сгорели, а земляные укрепления были срыты (видимо, частично).

В писцовой книге Водской пятины 1500 года содержится первое описание русских поселений в устье Охты. В XVI веке тут формировался центр международной торговли, получивший название «Невское устье» («Невский городок»).

Всю вторую половину XVI века приграничные земли были ареной русско-шведских войн. В 1610–1611 годах, воспользовавшись неразберихой Смутного времени, шведские войска вновь стали занимать города на северо-западе России. Весной 1611-го шведы заложили на Охтинском мысу земляную крепость Нюенсканс («Невское укрепление»), более известную под немецкоязычным названием «Ниеншанц» или русскоязычным «Канцы» («Канец»).

В 1617 году был подписан Столбовский мирный договор, по условиям которого Ижорская земля (Ингерманландия) и значительная часть Карелии отошли Швеции. Россия была полностью отрезана от Балтийского моря.

1632 год считается датой основания шведского города Нюен («Невский»; Ниен). Он находился на правом берегу Охты, напротив Ниеншанца. По сути, Ниен вырос из русского поселения Невское устье. Показательно, что в донесении выборгского губернатора Ролова Матсона от 21 августа 1521 года тогдашнему королю Швеции, Дании и Норвегии Христиану (Кристиану) II уже упоминается русский торговый город Ниен (Ниэн).

В первые годы своего существования Ниен быстро развивался. Население – этнически чрезвычайно пестрое – росло. Получая от шведской короны всё новые права, привилегии и льготы, город становился крупным торговым центром. Ниену были пожалованы самоуправление (магистрат, который возглавляли три, а позднее два бургомистра) и герб. В городе были ратуша, госпиталь, кирхи (немецкая и шведская, со школами при них), почтовый и постоялые дворы, лавки, питейные заведения. Жители Ниена занимались главным образом торговлей и ремеслами, многие были связаны с мореплаванием. Это был вполне преуспевающий, мультикультурный город, в котором говорили на нескольких языках.

Россия не желала мириться с потерей выхода к Балтике. В 1656 году началась очередная русско-шведская война. Русские войска вели наступление на нескольких направлениях. Летом отряд под командованием Петра Ивановича Потемкина захватил Ниеншанц и сжег Ниен, но вскоре был вынужден оставить крепость. В начале осени 1656-го Ниеншанц опять стал шведским. В декабре 1658 года воюющие стороны заключили Валиесарское перемирие (трехлетнее), а в 1661-м подписали Кардисский мирный договор. России пришлось отказаться от всех своих завоеваний 1656–1658 годов. Границы между государствами, установленные Столбовским договором 1617 года, были подтверждены.

Тем временем шведы занялись реконструкцией Ниеншанца. Во второй половине XVII века крепость приобрела форму звезды. Каждый из пяти ее бастионов имел свое название. Северный, который был обращен к устью Охты, – Старый. Западный, выходивший к Неве, – Мельничный. Восточный, выходивший к Охте, – Мертвый. Юго-западный (со стороны Невы) – Гельмфельтов. Юго-восточный (со стороны Охты) – Карлов. Последние два были названы в честь генерал-губернатора Ингерманландии и короля Швеции (соответственно), при которых велось строительство. С двух сторон крепость прикрывали треугольные воротные равелины: c северо-запада – Малый, с юга – Большой. Из-за постоянной нехватки средств фортификационные работы в Ниеншанце велись очень медленно, иногда вовсе останавливались. В итоге к концу XVII века они так и не были завершены. Некоторые запланированные укрепления навсегда остались на бумаге. А планы, к слову, были колоссальные. Например, был разработан проект, предполагавший перенос Ниена на Охтинский мыс, на территорию новой крепости, куда большей по площади. От старого Ниеншанца должна была сохраниться только часть оборонительных сооружений.

В 1700 году началась длительная (до 1721-го) Северная война. Она стала роковой и для Ниеншанца, и для Швеции как великой державы. Хотя, надо отдать шведам должное, они продолжали «бороться за живучесть» крепости даже тогда, когда уже вовсю шли военные действия. Они старались довести до ума линию укреплений (она включала три бастиона) между Невой и Охтой, к югу от цитадели. Кроме того, были возведены валы на левом берегу Невы, вокруг села Спасского.

Осенью 1702 года русские войска взяли Нотебург (бывший Орешек). Крепость была переименована в Шлиссельбург («Ключ-город»), а ее гарнизон отпущен в Ниеншанц. Падение Нотебурга и поток беженцев вызвали на Охте настоящую панику. Население Ниена спешно эвакуировалось в Выборг. Со дня на день ожидая появления русских, шведы сожгли Ниен, чтобы противник не смог использовать городские строения в качестве укрытий при штурме Ниеншанца. Однако Петр I не стал торопиться.

К крепости на Охтинском мысу русские войска под командой Бориса Петровича Шереметева подошли в конце апреля 1703 года. Сюда же из Шлиссельбурга прибыл Петр Алексеевич. Осада Ниеншанца продолжалась неделю. Артиллерийские обстрелы привели к значительным разрушениям и жертвам в крепости. Одна из бомб угодила прямо в пороховой погреб. Мощный взрыв уничтожил соседние крепостные постройки. В начале мая гарнизон Ниеншанца во главе с комендантом Иоганном Аполловым (Апполовым) был вынужден капитулировать. Крепостью овладели русские войска. Преображенцы заняли цитадель, семёновцы вошли в палисады. Через несколько дней шведскому гарнизону, уже выведенному из крепости, позволили уйти.

Ниеншанц переименовали в Шлотбург («Замок-город»). Письма, которые отправлял Петр I в мае – июне 1703 года, имели именно этот обратный адрес. Дальнейшую судьбу крепости рассматривал специальный военный совет. В результате решено было искать другое место для цитадели. 16 (27) мая 1703-го на Заячьем острове была заложена новая крепость (в будущем – Петропавловская). От этого события принято отсчитывать историю Санкт-Петербурга. Впоследствии укрепления Ниеншанца целенаправленно уничтожали, однако следы крепости сохранялись, по-видимому, долгое время.

Летом 1704 года шведы снова попытались закрепиться в устье Охты, но провели на развалинах Ниеншанца лишь несколько дней. В последний раз шведские войска побывали на Охтинском мысу в 1705 году, после чего навсегда покинули разрушенную крепость.

В 1717-м на руинах Ниеншанца запланировали создать питомник для обеспечения петербургских садов и парков саженцами деревьев и кустарников. Канецкий огород просуществовал до начала XIX века, когда эту землю сначала арендовало, а затем приобрело Морское ведомство. На месте бывших шведских укреплений на левом берегу Невы при Петре I возвели Смольный двор, где варили корабельную смолу.

Последующая судьба территории, на которой располагался Ниеншанц, была по-своему насыщенной. Северная оконечность Охтинского мыса почти двести лет была большой промзоной: здесь строились военные парусники, подводные лодки, морские буксиры и даже дирижабль. Местный ландшафт, разумеется, сильно изменился. О памятниках прошлого мало кто думал. К концу XX века считалось, что на этом историческом месте ничего не сохранилось.

Археологическое изучение территории в устье Охты началось в 1992–1993 годах. Благодаря историческим планам удалось определить местоположение крепости, города и – ориентировочно – их главных объектов. Санкт-Петербургская археологическая экспедиция во главе с Петром Егоровичем Сорокиным провела разведочные раскопки. Были открыты сохранившиеся участки культурного слоя XIV–XVII веков и позднесредневековый могильник, расположенный на левом берегу Охты. Это был настоящий прорыв в изучении предыстории Санкт-Петербурга.

В 1998 году на основании историко-археологических данных Петр Сорокин составил паспорт памятника археологии (недвижимого) «Ниеншанц (Охта 1)», который был утвержден Министерством культуры Российской Федерации. Однако только в мае 2001 года КГИОП включил в Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, объекты «Ниеншанц (Охта 1)» и «Центральная часть города Ниена (Охта 2)». В декабре того же года они были объединены в охранную зону «Устье реки Охта» (орфография сохранена). Раскопки в этой зоне велись в 1999–2000 и 2006–2010 годах. В последнем случае – в связи с планировавшимся строительством «Охта-центра».

Инициатором мемориализации «Петербургской Трои» стал Петр Сорокин. Именно он выработал историко-археологическую концепцию памятного знака «Крепость Ниеншанц». Архитектурную часть проекта разработал Владимир Александрович Реппо. Примечательно, что финансовую поддержку оказали шведские спонсоры, в том числе газета «Дагенс Индустри» (Dagens Industri). 15 июня 2000 года состоялось торжественное открытие памятного знака. Его установили недалеко от Большеохтинского моста, там, где в прошлом располагался один из бастионов Ниеншанца.

Наибольший интерес вызывают орудия, которыми ощерился памятный знак. Правда ли, что они – те самые, из шведской крепости?

Судьба этих шести пушек в самом деле причудлива и загадочна. Допустим, это они были найдены в устье Охты на рубеже XIX–XX веков. Известно, что со дна реки их поднял охтянин Лемтюжников. Но когда и как они очутились под водой? Попробуем разобраться.

Когда в начале 1990-х эти орудия обнаружились уже на задворках Петрозавода, на них было множество повреждений. Сильную коррозию можно объяснить продолжительным «купанием». Но почему были обломаны некоторые цапфы и винграды? Вероятно, пушки пострадали во время боевых действий. Их могли умышленно повредить даже сами защитники Ниеншанца, понимая, что крепость падет. Затем орудия были потоплены шведами или русскими. Может быть, это произошло еще в 1656 году, когда русские войска впервые (правда, ненадолго) овладели крепостью. Тогда в качестве трофеев было захвачено всего восемь пушек. Маловероятно, что это была вся артиллерия Ниеншанца. Стало быть, осажденные шведы успели отправить на дно остальные орудия, чтобы они не достались противнику. С другой стороны, это могли сделать и русские, зная, что вскоре крепость придется оставить. В 1703 году, когда Ниеншанц снова был взят русскими войсками, трофеев оказалось гораздо больше, но до сдачи крепости шведы также могли пустить ко дну несколько пушек. Наконец, есть предположение, что русские нечаянно утопили несколько трофейных орудий при перевозке в только что заложенную крепость на Заячьем острове. Как бы там ни было, под водой они провели много лет – до «встречи» с Лемтюжниковым.

В 1903 году – по случаю празднования 200-летнего юбилея Санкт-Петербурга – этими орудийными стволами оградили дуб, который, как гласит легенда, посадил на территории Ниеншанца сам Петр I. Кстати, на фотографии этого дерева, сделанной в начале XX века, в ограде более или менее отчетливо видны четыре пушки, а не шесть. Петровский дуб погиб во время Великой Отечественной войны: в октябре 1941 года в него попала авиационная бомба. После войны рабочие Петрозавода посадили молодой дубок, однако в 1970-е его пришлось ликвидировать из-за строительства новых корпусов предприятия.

И вот в 1992–1993 годах, когда на Охтинском мысу работали археологи, на одной из складских площадок Петрозавода, среди металлолома, были обнаружены стволы шести старинных пушек. Ученые решили, что они из ограды петровского дуба. В 1996-м эти орудия установили у входа на завод, а в 2000-м они заняли место на бастионе памятного знака. Судя по восстановленным винградам и цапфам, пушки были капитально отреставрированы.

Однако с уверенностью говорить о том, что все эти пушки когда-то защищали Ниеншанц, видимо, нельзя. Во всяком случае, среди историков нет единодушия даже в вопросе датировки этих орудий. Одни полагают, что все шесть пушек относятся к XVII веку; другие считают, что две из них отлиты в XVII веке, а четыре – в начале XIX века. При этом все исследователи ссылаются на данные экспертиз, проведенных в 1990-е годы.

В 2003 году на Охтинском мысу открылся историко-археологический музей «700 лет – Ландскрона, Невское устье, Ниеншанц» (затем – «Ниеншанц»). Первоначально он располагался в бизнес-центре «Аскольд». По соседству находился деловой и спортивный центр «Паллада». Эти центры были названы в честь военных кораблей, построенных на Охтинском адмиралтействе в XIX веке. Позднее музей переехал на Английскую набережную.

А в 2004-м землю на Охтинском мысу приобрело (или получило в аренду от Правительства Санкт-Петербурга) ОАО (ныне – ПАО) «Газпром». Началась печально знаменитая эпопея со строительством общественно-делового центра, архитектурной доминантой которого должен был стать небоскреб. Но это, как говорят в таких случаях, – совсем другая история…

Как найти памятный знак «Крепость Ниеншанц»

От станции метро «Новочеркасская» – троллейбус № 7. Остановка «Новочеркасский проспект». От станции метро «Новочеркасская» – трамваи № 7, 10, 23. Остановка «Красногвардейская площадь», далее пешком. От станции метро «Новочеркасская» – автобус № 174. Остановка «Новочеркасский проспект», далее пешком.

Контакты
Это похоже на памятный знак «Крепость Ниеншанц»
6 мин.
2011 ⋅ у дома 19 по улице Стахановцев.
5 мин.
1773 ⋅ Свердловская набережная, дом 40.
6 мин.
1721 год ⋅ Красногвардейский район, Охтинский мыс

Эпохи в жизни Красногвардейского района, памятники старины, которые вы можете увидеть своими глазами!

СПб ГБУК «Централизованная библиотечная система Красногвардейского района»
195027, Санкт-Петербург, Среднеохтинский проспект, дом 8.
224-33-00
cbs.kultura@gmail.com
2017 © Интерактивная карта Красногвардейского района

Скачать брендбук этого сайта
Кодинг и дизайн: Андрей Сергеев
Сообщить об ошибке