1901  Монументы
Памятник Семёну Панпушко
Подробнее
 
1891
 
1901
 
1937/1953 (?)
 
1957
История памятника культуры
Памятник Семёну Панпушко

Семён Васильевич Панпушко (1856–1891) – талантливый ученый-артиллерист, химик, крупный специалист по взрывчатым веществам, настоящий фанатик своего дела и человек выдающихся личных качеств. Посвятив всего себя службе Отечеству, ежедневно рискуя головой, он вел почти монашеский образ жизни. Есть мнение, что Панпушко сознательно отказался от создания семьи, дабы жена и дети не отвлекали его от работы. Скорее, впрочем, он просто не хотел оставить их вдовой и сиротами, что при его опасном призвании было весьма вероятно. Детей и людей вообще Семён Васильевич любил, о чем свидетельствуют его прекрасные отношения с близкими. В некрологе, опубликованном в № 83 журнала «Разведчик» от 14 января 1892 года, говорится, что он был крестным отцом нескольких детей.

Панпушко имел безупречную репутацию и пользовался уважением всех, кто его знал. Он преподавал в ряде учебных заведений, включая Михайловское артиллерийское училище и Михайловскую артиллерийскую академию, которые окончил сам, и был любим своими учениками. Всецело преданный военному делу, Семён Васильевич, как все подвижники, был неприхотлив и слыл чудаком. Он не пил вина, не курил, не играл в карты. Скромный в прочих расходах, Панпушко не жалел денег на книги и собрал большую библиотеку, которой очень гордился и дорожил. (Впоследствии она была передана Михайловской артиллерийской академии.) Стремясь оптимизировать свой быт, Семён Васильевич вычислил, что для поддержания жизненных сил ему будет достаточно четырех бутылок молока и двух фунтов хлеба в день, и перешел на этот рацион питания. Он словно чувствовал, что судьба отвела ему слишком мало времени, и не хотел тратить его на пустяки. Чувствовал – и не ошибся.

28 ноября 1891 года гвардейской артиллерии штабс-капитан Панпушко был убит при взрыве снаряжаемой мелинитом 6-дюймовой бомбы. Трагедия произошла в мастерской на Главном артиллерийском полигоне. Вместе с Семёном Васильевичем погибли три его помощника. Канониры Осип Виноградов и Пётр Шавров скончались, по-видимому, мгновенно, а лабораторист-бомбардир Василий Егоров, которому взрывом оторвало обе ноги, – через несколько минут. Последний, если верить вышеупомянутому некрологу, еще успел спросить, жив ли капитан. Узнав, что Панпушко погиб, Егоров сказал: «Жаль, очень жаль, хороший был офицер», после чего впал в забытье.

Троих солдат похоронили с воинскими почестями на Пороховском кладбище, рядом с памятником погибшим пороходелам, который был открыт годом ранее. В 1892 году «старанием членов Главного артиллерийского управления, Главного полигона и команды его» (цит. по: Исторические кладбища Петербурга. Справочник-путеводитель / сост. Кобак А. В., Пирютко Ю. М.) на братской могиле артиллеристов была установлена каменная горка с изящным металлическим крестом. Это надгробие сохранилось до наших дней.

Похороны самого Семёна Васильевича Панпушко, как сказано в некрологе, «были явлением, выдающимся по всеобщему искреннему сочувствию, и вполне отвечали его заслугам и личности». 1 декабря запаянный металлический гроб с останками покойного был доставлен с полигона в Сергиевский всей артиллерии собор. (Этот храм, утраченный в 1930-е, находился у пересечения Литейного проспекта и Сергиевской улицы, которая с 1923 года именуется улицей Чайковского.) Среди множества венков (от товарищей, сослуживцев, учеников и родных), закрывавших гроб, был и венок «От Охтенских пороховых заводов». На ОПЗ Панпушко, в частности, принимал участие в опытах по изготовлению бездымного пороха (пироксилинового). (Первые отечественные образцы этого пороха были получены в 1888 году.) Отпевание, состоявшееся 2 декабря, почтили своим присутствием великий князь Михаил Николаевич, который был генерал-фельдцейхмейстером, то есть начальником всей русской артиллерии, и военный министр, генерал-адъютант Пётр Семёнович Ванновский. Упокоился Семён Васильевич на Казанском кладбище в родном для себя Царском Селе (ныне – Пушкин). Примечательно, что от собора до вокзала Царскосельской железной дороги и от вокзала в Царском Селе до могилы тяжелый гроб несли на руках.

Желая увековечить память Панпушко, товарищи и сослуживцы решили поставить ему скромный памятник, в связи с чем обратились к Александру III. Высочайшее разрешение артиллеристы получили, а вот средств из государственной казны так и не дождались. В итоге деньги на сооружение памятника пришлось собирать по подписке. На всё это ушло почти десять лет.

Торжественное открытие памятника на Главном артиллерийском полигоне состоялось 3 июня 1901 года. Его установили, по всей видимости, на том самом месте, где находилась лаборатория, взрыв бомбы в которой унес жизни Панпушко и трех его помощников. Этот памятник представлял собой бронзовый бюст Семёна Васильевича на фигурном чугунном столбе с основанием из двух плит. Специально для памятника была создана невысокая площадка-пьедестал со ступеньками с лицевой стороны. По углам этой бетонной площадки грозно торчат четыре снаряда, которые соединены друг с другом цепями. Бюст был отлит по модели скульптора Ивана Николаевича Шредера, академика Императорской Академии художеств, автора многих известных памятников. (В числе его работ – памятник Ивану Фёдоровичу Крузенштерну на нынешней набережной Лейтенанта Шмидта и памятник Александру Сергеевичу Пушкину, который теперь стоит на набережной Макарова.)

В советские годы памятник Панпушко по какой-то причине был демонтирован. Это произошло, по разным данным, в 1937-м или 1953 году. Памятник восстановили, но в ином, упрощенном виде. «Проект» разработали Иван Иович Бульба и Иван Николаевич Оглоблин, которые были начальниками артиллерийского полигона в 1946–1968 и 1941–1945 годах соответственно. Вместо утраченного бюста на сохранившийся чугунный столб водрузили крупнокалиберный снаряд с эмалевым портретом Семёна Васильевича в овальной рамке. Восстановленный памятник открыли 3 июня 1957 года.

Сравнив фотографии памятника Панпушко, сделанные в начале XX века, с современными, можно предположить, что сейчас на столбе закреплена новая табличка с кратким описанием трагедии 1891 года. Ниже появилась еще одна табличка – меньшего размера, свидетельствующая о втором рождении памятника. Площадка-пьедестал лишилась одной ступеньки и, судя по всему, отделки.

Любопытно, что могила Семёна Васильевича Панпушко на Казанском кладбище тоже была восстановлена во второй половине 1950-х. Так, во всяком случае, пишет Валерий Евгеньевич Лукин в своей статье «Скромный герой: его бронзовый бюст исчез бесследно», опубликованной в № 88 (5705) газеты «Санкт-Петербургские ведомости» от 20 мая 2016 года. Надгробием артиллеристу служит кусок корабельной брони с застрявшими в нем снарядами. Это захоронение является памятником федерального значения.

Как найти памятник Семёну Панпушко

От железнодорожной станции Ржевка – пешком по Рябовскому шоссе и территории полигона.

Контакты
Это похоже на памятник Семёну Панпушко
6 мин.
2003 ⋅ у сада «Нева», рядом с пересечением Среднеохтинского проспекта и шоссе Революции.
4 мин.
1911 ⋅ у дома 1, корпус 1 по Большеохтинскому проспекту.
11 мин.
7 мин.
1906 ⋅ у дома 44 по проспекту Шаумяна.
7 мин.
1996 ⋅ у дома 8 на площади Карла Фаберже.
8 мин.
9 мин.
1985 ⋅ Ленинградская область, Всеволожский район, Ржевский лесопарк, рядом с КАД.
5 мин.
1854 ⋅ Ленинградская область, Всеволожский район, Рябовское шоссе, дома 126 и 130.

Эпохи в жизни Красногвардейского района, памятники старины, которые вы можете увидеть своими глазами!

СПб ГБУК «Централизованная библиотечная система Красногвардейского района»
195027, Санкт-Петербург, Среднеохтинский проспект, дом 8.
+7 (812) 224-33-00
info@kr-cbs.ru
2021 © Интерактивная карта Красногвардейского района

Скачать брендбук этого сайта
Кодинг и дизайн: Андрей Сергеев
Сообщить об ошибке